Школа дрессировки: 25 ДНЕЙ В КОНЦЕНТРАЦИОННОМ ЛАГЕРЕ¹. (ДНЕВНИК УЧАСТНИКА)

 

 Когда информация о дрессировочном лагере в Приморье, организацию которого взяла на себя (уже не в первый раз) неугомонная Светлана Белогурова, дошла до наших ушей, вопрос: «ехать или не ехать» даже не возникал. Было решено однозначно: «Едем»!

 Да, едем, и не только потому, что в программе был заявлен семинар с известным специалистом по спортивной дрессировке Екатериной Вилковой, и даже не потому, что фигурантом пригласили не менее известного Юрия Самофала (признанного лучшего фигуранта России и, вместе с тем, старинного, доброго друга). Самым веским доводом в пользу деятельного отпуска на природе стал полный ступор в воспитании четвероногого недоросля. Очаровательный щенок как-то очень быстро и неожиданно превратился в доминантного экстраверта-эгоцентрика, агрессивного к представителям своего вида, с очень нечетко выраженной мотивацией к работе. Проще говоря, Догги вырос в ленивого, самодовольного, уверенного в своей неотразимости и обаянии светского хлыща, не обремененного чувством долга. Посещение дрессировочной площадки несколько пообтесало «царя домашних зверей», но почти не убавило самоуверенности и склонности увильнуть от выполнения любой поставленной задачи. Таким образом, вопрос с лагерем был решен однозначно, и главной проблемой стала упаковка в багажную сумку средних размеров неимоверного количества вещей, перечисленных в длиннейшем свитке, присланном Белогуровой по факсу в последний день перед отъездом. Почти три часа мы пытались объединить объем, количество и массу в одно приемлемое целое. Шампуры не помещались в длину, резиновые сапоги – в ширину, а собачья миска по габаритам не соответствовала размеру сумки. В конечном итоге проклятый замок с трудом застегнулся, и, раздираемая противоположно направленными силами (груз по закону земного тяготения тянул вниз, а Догги резво рвался вперед), проклиная все на свете, я оказалась перед поездом, готовым везти нас в светлое будущее ².

К сожалению, вход в купейный вагон был прегражден толстым ангелом с карающим мечом в форме работника МПС. Он (вернее, она) громко и с чувством констатировала, что «собаки – это инфекция», что «у всех пассажиров может оказаться аллергия с обязательным летальным исходом», и что «принципы не позволяют ей везти людей вместе с четвероногими». Одобрительно поддакивая ангелу, из купе на нас злобно поглядывала молодая мамаша с противно визжащим чадом на руках. За три минуты до отхода поезда скандал устаканился. Пятьсот рублей незаметно перекочевали из кошелька Игоря в карман принципиального работника железной дороги, после чего проводница нежно полюбила животных вообще и собак в частности. Полюбила настолько, что поместила перепуганных Вэла и Мику в свои личные «апартаменты», где они безмолвно, и почти не шевелясь, пролежали под столом до самого Владивостока. Нам с Догги повезло больше. Три солидных мужика, поглощая пиво, без возражений приняли пса в свою мужскую компанию, угостили его рыбьим хвостиком, а потом завалились спать. Мы последовали их примеру и прекрасно отдохнули.

Утром на вокзале нашу компанию встретила озабоченная Белогурова, загрузила багаж, собак и людей в свой Кариб и увезла в гостиницу при питомнике, где мы вдоволь пообщались с будущими лагерными «соплеменниками», приехавшими со всех концов Дальнего Востока. Именно там и был начат сей дневник, в котором отражены все впечатления этого трудного и веселого месяца.

13 июня. С утра к воротам подъехал 24-местный японский автобус, водитель которого с ужасом и недоверием косился на груды багажа и на пассажиров, большинство из которых были четвероногими. Особенно его впечатлила внушительная гора, состоящая из барьеров, клеток и палаток. Все это нужно было загрузить, утрамбовать и довезти до лыжной базы, расположенной в 300 км от Владивостока, в маленьком приморском городе Арсеньеве. Когда «молния застегнулась», вернее, двери со скрежетом захлопнулись, то в автобусе не видно было даже малейшего просвета – лица, собачьи морды, округлые бока сумок – все это смешалось в живописном беспорядке и представляло собой грандиозное зрелище. Нам с Догги, принимая во внимание его скандальный нрав, был предоставлен альтернативный шанс добраться до лагеря. Тяжело груженый «Краун», за рулем которого сидела очаровательная Танюша Банщикова, а на заднем сидении с комфортом на куче авосек разместились овчарка Осман и пинчер Вика, взял на борт дополнительных пассажиров и с ревом покатился навстречу приключениям. Честно говоря, доехали без приключений, если не считать небольшого инцидента на поле с огурцами, возле которого мы остановились, чтобы размять ноги и вытереть шампунь, пролившийся в недрах одной из сумок. Там Догги с Османом устроили образцово показательную драку, изрядно помяв при этом пышную рассаду. Уехать до прихода хозяина мы не успели, но конфликт не состоялся, очевидно, владелец ранчо проникся глубочайшим уважением к разгоряченным боем, взъерошенным псам и не стал предъявлять счет.

Приехали на турбазу «Бодрость» еще засветло. Нас радушно встретила приветливая женщина-администратор, которая показала небольшую комнату, где в притык стояли аккуратно застеленные кровати. В ней предполагалось разместить восемь человек и девять собак, большую часть которых составляли взрослые кобели³. С достойным восхищения оптимизмом администраторша рассказала о невероятном засилье ядовитых змей, которые греются на солнышке прямо у входа в родную базу и о несметном количестве энцефалитных клещей, держащих в осаде всю округу. Сведения были, мягко говоря, неутешительными. Озираясь на каждый шорох и с ужасом посматривая на лес, самые смелые отправились знакомиться с окрестностями. Вскоре подоспел ужин, которым можно было накормить небольшую армию. Когда на десерт были поданы сладкие пирожки, надежда на возможность сбросить лишние килограммы стала тихо умирать. Сомнения отмела Белогурова, заметив, что «скоро есть будет некогда, да и не захочется».

После ужина состоялось тестирование, в ходе которого проверялось наличие контакта с собакой, умение выполнять простейшие команды («рядом», «лежать»), устойчивость внутренней мотивации (в игре, в корме, в апорте). Позже проводились тесты на хватку, агрессию, темперамент. Затем все с увлечением играли в «Дрессировщика и Собаку». Главная цель этой ролевой игры: коррекция поведения проводника, который должен не только осознать последовательность и смысл своих действий, но и объяснить задачу «собаке». Она не понимает человеческой речи, зато прекрасно реагирует на одобрение («хорошо»), выраженное посредством свистка. Неумело и не вовремя поданная команда сбивает «собаку» с толку, провоцирует на нежелательные действия. Точность выполнения зависит от реакции проводника: молчание означает, что «собака» ошибается, свисток – это значит «хорошо», все идет как надо. Поначалу было много «ляпов», но потом народ втянулся, и даже такие сложные задания, как «напоить» из миски игрушечную собачку или перецепить заколку с прически Натальи на лысину Геннадия не вызывали особых затруднений.

Напоследок все «лагерники» были ознакомлены с кодексом лагеря, в котором царит «сухой» закон и монашеский образ жизни, а также с распорядком дня, который начинается подъемом в 6-00 и заканчивается отбоем для собак в 23-00 (это железное правило, и оно не нарушается). Затем «разбор полетов», планирование следующего дня, просмотр видеокассет. Сон отменяется.

14 июня. Подъем в 6-00, продираем глаза, быстро проглатываем горячий чай и на следовую. Собак не кормим, они должны свою еду заработать. Все, съеденное во время дрессировки, станет дневной нормой. Хорошо работает пес – получает колбаску за каждый выполненный прием, отлынивает от работы – ходит голодным. Нам с Догги, видимо, придется поголодать, он на кусочки не «ведется», капризничает, отвлекается. Работаем на «пятачках» - утоптанных квадратах размером 1м х 1м. На них разбросана колбаса. Принцип прост – чем больше найдешь, тем больше съешь. Цель: заставить принюхиваться по команде «Ищи» («Зух», «Нюхай»), научить отличать место со следами от мест, где таковых не имеется и не переходить границы «пятачка» (команда «Нет!», «Нюхай!»). Рекомендуется чаще хвалить и не опаздывать с похвалой. Эта рекомендация пока явно не для меня – мой пес работает из рук вон плохо, его больше интересует, как «следят» другие, колбасу он подбирает лишь после того, как мой указующий перст обнаружит ее присутствие среди травы.

10-00. С послушанием еще хуже. Догги совершенно не знает, что такое концентрация, а мне никак не удается ему объяснить, что смотреть, не отрываясь, в глаза хозяину чрезвычайно важно, особенно когда сидишь в основной позиции, т.е. рядом с хозяйским коленом. На кусочки вареной колбасы он посматривает со стойким отвращением, плюется.

Зато на тестировании, которое вечером проводил Ю. Самофал, нам удалось блеснуть. Собака показала хорошую хватку и оказалась способной держать давление прославленного фигуранта. С площадки Догги уходить не хотел, буянил и требовал «продолжения банкета». Нас определили в группу отличников, и на душе стало немного легче.

15 июня. Подъем в 6-00, выгул, чай залпом и на след. Каждый должен сделать за «сезон» не менее 50 «пятаков». Громадный луг, покрытый густой травой, постепенно превращается в утоптанный полигон. Змей поблизости не наблюдается, видимо они, не выдержав шума, собрали чемоданы и отправились ко всем чертям. Это радует. Зато непредсказуемость Догги сильно огорчает. Он может с блеском обыскать парочку «пятаков», а на третьем лениво позевывает и явно пожимает плечами на все обращения к его совести. На последнем квадрате он умудрился развалиться в самом центре, прямо на разложенной колбасе, вызвав восторг у окружающих. На послушании мы не слушаемся. Пес просто не понимает, зачем колбасу зарабатывать, если она полагается ему по праву звездного рождения. Не царское это дело – вкалывать за пайку! Все собаки послушно тянутся за кусочком, обходя хозяина то справа, то слева, пускают слюну, пытаясь дотянуться до вожделенного лакомства и выполняя при этом любой каприз дрессировщика. Таким образом выполняется одно из основных тренировочных упражнений – «магнитик». На Догги не желает «притягиваться», его не «магнитит». Отрабатываем концентрацию: кусочек поднимаю над глазами собаки, поймав жалобный взгляд, хвалю. Намного лучше получается прием, если вместо лакомства используется игрушка (качалка). Он почти не сводит глаз с любимого предмета, а когда я прячу игрушку под куртку, пес расстроено глядит прямо мне в лицо. Иногда неплохо помогает принуждение (дергаю за ухо, рывок за парфорс). Играем в «гляделки» несколько секунд, и это уже маленькое достижение. К сожалению, Догги быстро надоедает учеба, и к концу занятий концентрироваться он способен лишь на просторах, расстилающихся за пределами дрессировочной площадки. После короткого отдыха отрабатываем технические упражнения: сидеть, лежать, стоять. Необходимо быстрое подчинение, и уже через секунду после команды следует принуждение. Заодно идет отработка корректного положения при посадке и укладке. Мне приходится применять силу, чтобы заставить упрямую скотину повиноваться.

День, наполненный до отказа тренировками, выжимает все силы. Догги очень устает с непривычки, жесткий режим и голодная диета тоже сказываются. Народ издевается над бедным кобелем, который буквально выполняет известную солдатскую заповедь: «Солдат спит – служба идет» и пытается заснуть в любом более-менее тихом месте. Зато на защите поведение собаки волшебно преображается: пес просто подпрыгивает от нетерпения и рвется с поводка, влюбленными глазами глядя на суетящихся возле палаток фигурантов. Юра Самофал «суров, но справедлив», язвительные замечания, которыми он награждает неповоротливых «тормозов» вроде меня, не совсем литературны, но весьма образны. Впрочем, никто не обижается, сантиментам здесь не место, и мы обходимся без них. Потом, за вечерним чаем, Юра беззлобно ворчит, угрожая оставить без пирожков и компота всех нарушителей порядка. Перед сном рассматриваем черно-фиолетовую камуфляжную раскраску на ногах, – они сплошь покрыты разноцветными синяками, полученными за долгий день. Хвалимся друг перед другом, у кого коленки живописнее.

16 июня. С утра «следим». Обыскиваем надоевшие «пятаки», на которых разложены аппетитные кусочки, но голодный Догги все равно бастует, подбирает через один, ест с явным отвращением и с видом одолжения. На занятиях по послушанию, которые ведет Нелли Вознесенская, вновь отрабатываем технические упражнения. Рядом с нами прилежно занимается любимец лагеря, палевый дог Ленчик. Его «колбасит» при виде лакомства, и, роняя голодную слюну, он послушно поджимает длинные ноги, укладываясь или усаживаясь по команде обожаемой хозяйки. У Догги другие приоритеты. Он страстно влюблен в предмет, который у собачников принято называть качалкой, а лагерные прикольщики окрестили «давалкой» и «потаскухой». Это цилиндрическая, сшитая из прочной ткани (брезент или мешковина) и плотно набитая синтепоном игрушка с небольшой петлей для руки на одном из концов. С детства привыкнув «висеть» на ней, пес готов душу заложить, чтобы получить возможность поиграть. Завистливо поглядывая на вожделенный приз, который я держу перед его носом, он с готовностью выполняет мои команды и очень доволен, когда его надежды оправдываются – несколько секунд он самозабвенно дергается в конвульсиях, вырывая качалку из моих рук. После каждого верно и быстро выполненного приема выражаю свое одобрение: «хорошо»! Эта команда – знак для собаки, что она все делает правильно, знак желательного действия, а подкреплением и поощрением служит лакомство или игрушка, получение которых является очень сильной мотивацией. Отрабатываем фронтальный подход по команде «Хиер», «Ко мне»! Догги довольно резво подбегает и садится, но демонстрирует недостаточно плотную и корректную посадку. Велено тащить его за «бакенбарды», но насилие помогает плохо – пес вращает глазами и упирается изо всех сил. Гораздо лучше получается, когда я, подзывая собаку, держу игрушку чуть выше колена, а при подходе «до упора» поднимаю ее на уровень груди и резко командую: «Зиц», «Сидеть»! После нескольких неудачных попыток Догги выполняет прием почти безукоризненно, укладывая умоляющую морду прямо на мой желудок.

А, между тем, на улице – жара почти сорокоградусная, собаки и люди плохо переносят высокую температуру, особенно те, кто приехал с Севера. В результате у «якутянки» Яры – тепловой удар, а Яша-Магаданский похож на вареную креветку. Остальным животным тоже не сладко, поэтому активные тренировки переносятся на утренние и вечерние часы. Все теоретические занятия днем.

Семинары проводятся в столовой, Катя Вилкова – увлеченный и эрудированный лектор, слушать ее легко и интересно. Теоретические положения иллюстрируются видеофрагментами (множество эксклюзивных видеокассет Катя привезла с собой). Мы познаем теорию инстинктов, на которых основано все обучение собаки комплексу IPO. Оказывается, инстинкт добычи – это генетический фактор, который можно развить, и он станет нам главным помощником во всех трех разделах дрессировки, если правильно использовать его основные этапы: преследование и обладание. Активно применяются в обучении социальный инстинкт и инстинкт самозащиты. Основной фактор, который необходимо учитывать дрессировщику – это устойчивость внутренней мотивации (настойчивое стремление собаки достичь желаемого), очень важно, насколько долго это стремление удерживается во времени. Учитываются и такие факторы, как: умение концентрироваться, способность выдерживать нагрузки (способность регенерации после стресса), возможность собаки держать коррекцию различных раздражителей, управляемость, – все это поможет достичь положительного результата при отработке приемов в разделе А и В. На защите, кроме всех перечисленных характеристик требуется жесткость, высокое желание борьбы (умение отвечать ударом на удар), уверенность в себе и злобность, которая должна включаться под влиянием определенных раздражителей.

Теоретически «подкованные» в 18-00 мы с Догги плетемся по жаре на защиту. Там все прекрасно: он беснуется на привязи, делает прочную хватку, не боится основательного давления, выпрашивая рукав подхалимским тявканьем, при уводе упирается, уговаривая меня вернуться и «продолжить тему».

17 июня: «Раннее утро не может быть добрым», – ворчу я, заставляя несговорчивого кобеля обнюхивать очередной квадрат. Чтобы он не отвлекался, придерживаю за ошейник, пригибая голову к цели поисков – колбасе. После завтрака приступаем к обучению укладки на предмет. Беру цветную мягкую мочалку, кладу перед собакой и заставляю лечь. Лакомство подается снизу, «с земли». Только после того как Догги усвоил, что на предмет нужно ложиться, причем не мешкая, начинаем учиться ложиться из движения. Постепенно количество предметов доводится до трех.

10-00. Работа на послушание. Для животных это занятие обернулось веселым праздником. Первое упражнение на скорость подхода и плотность приближения. Собаку удерживает помощник, я, раздразнив ее до предела игрушкой (ярким мячом на веревке), убегаю вперед метров на тридцать. Показываю мяч и громко подаю команду: «Хиер»! Догги со скоростью пушечного ядра мчится по полю. В последнюю минуту успеваю бросить мяч между ног, и пес, не сбавляя скорости, ныряет следом. В качестве поощрения – веселая игра в «перетяжки». Упражнение второе – высыл вперед. Принцип тот же. Собака должна хорошо видеть предмет и очень хотеть его получить. Все.

18 июня. На следовой мы с Догги сегодня не были. Сильно болит голова. Белогурова посмотрела на наш бледный (вернее, зеленый) вид и неожиданно прониклась сочувствием – отправила досыпать. На послушании отработка технических упражнений при использовании игровой мотивации. Все прекрасно получается, Догги не сводит глаз с качалки, все выполняет быстро, хорошо концентрируется. Без игрушки процесс резко тормозится.

Вечер. Ленчик съел общаковские беляши. Сперва в этом недостойном проступке обвинили Османа, поскольку Аня со слезами на глазах уверяла всех, что доги не едят пирожков. Ося оказался крайним, и ему было высказано всеобщее порицание. Как оказалось, пес был безвинно оклеветан. После повторения кражи через несколько дней был проведен следственный эксперимент, в ходе которого выяснилось: 1. Беляш помещается в пасти Ленчика целиком. 2. В Ленчика помещается сразу шесть беляшей. 3. Ест он их с волчьим аппетитом, в то время как Ося их не ест вообще. Таким образом, Осман был реабилитирован, и справедливость восторжествовала. Правда, все экспериментаторы улеглись спать без ужина.

19 июня. Безоблачное, прохладное утро, под окнами турбазы сигналят автомашины – мы едем на аэродром, где теперь будут проводиться занятия по следовой. На траве переливаются огнями капли росы, но любоваться прекрасным видом некогда, приступаем к работе «Пятачки» постепенно удлиняются, становятся похожими на «бутылки». Узкое «горлышко» – начало будущего следа. Самое трудное в чистом поле – это найти и запомнить ориентиры, те крошечные приметы, которые помогут контролировать собаку на следу. Ориентируемся то на цветочек ромашки, то на чахлый кустик акации, то на засохшую коровью «лепешку». Сегодня даже Догги работает хорошо, почти не отвлекается.

Послушание в 10-00. Отработка быстрого подхода, фронтальной посадки, движение «рядом» с концентрацией (которой у нас почти нет), остановка с мгновенной посадкой и принятием основной позиции.

На защите Догги по команде «Ревир» обегает палатку вслед за Юрой, который в награду дает «подержаться» за рукав. Счастливый пес гордо несет его до самого дома.

20 июня. 7-00. Следовая. Идем по «следу» из сыра. Катя похвалила за трудолюбие, а Нелли очень удивилась и обрадовалась, когда Догги целых 5(!) метров прошел, не отрывая носа от земли, старательно подбирая кусочки. Но он вскоре наелся и к концу второго, 20-метрового, следа стал бессовестно филонить, за что был изгнан с поля.

В 10-00 Катя Вилкова проводила тестирование на послушание, показала, как корректировать собаку с помощью строгого ошейника. Это в равной мере неприятно как для Догги, так и для меня (жалко его до слез). Результаты сказались незамедлительно: безукоризненное выполнение основных приемов и очень хорошая, длительная концентрация (в глазах у несчастного пса – отчаяние и тоска). Оказывается, все это время он только прикидывался полным недоумком, а на самом деле прекрасно знает команды и понимает, что от него требуется. Вердикт Кати: «Сильно избалован».

Вместо сонного часа устроили Осману и Догги купание в Арсеньевке, в такую жару это просто райское наслаждение. Дожка научился плавать, чего раньше не мог, и вылезать из воды не хотел.

Вечером состоялся семинар по теме: «Мотивация и коррекция при обучении послушанию», слушали лекцию, смотрели видеофильмы. Все это, вместе с практическим занятием, состоявшимся днем, для многих стало руководством к действию и ориентиром на дальнейшую работу. Параллельно с воспитанием маленького щенка должно идти развитие добычного инстинкта, – чем он выше, тем легче работать с собакой (собака-жадина – это хорошо). Мотивационными стимулами являются: пища, игрушка, отсутствие боли, похвала, совместная игра (задействуются социальные инстинкты). В арсенал коррекции входят: окрик, парфорс, шоковый ошейник, хлыст. Применение коррекции оказывает на собак не однозначное действие. Одни пытаются уйти от воздействия (поведение избежания), ложатся, прячутся. Другие пытаются бороться (поведение самозащиты). Я тут же вспоминаю, как Догги сегодня на площадке сначала отчаянно «откусывался», наградив парой приличных синяков, а затем «ушел в себя», надеясь, что от него отстанут. Основная формула дрессировки, которую сформулировал доктор Райзер в своей теории «Полного прессинга»: «Стимул – принуждение – стимул». На практике это выглядит примерно так: 1 этап – мотивировка собаки: Команда → выполнение → лакомство (стимул). 2 этап – корректность и безотказность: Команда → принуждение → выполнение (стимулом является потребность в покое, собака, выполняя команду, демонстрирует поведение избежания). 3 этап – быстрота: Команда → выполнение → игра. Игра выводит собаку из стресса, который она непременно получает при жесткой коррекции и побуждает к более быстрому и радостному послушанию. Т. о. прессинг – «фокусирование всех желаний и стремлений собаки в один ключ». Принуждение может быть как пассивным (придерживание, одергивание, ограничение в движении), так и активным, жестким воздействием, способным вывести собаку на желание работать, чтобы избежать боли. Правильная коррекция не гасит животное, а пробуждает его на активные действия, требуемые дрессировщиком, вызывает в нем готовность к действию.

21 июня. Впервые пройден след в 100 шагов, получилось вполне прилично, вернулись довольные. Послушание построено на жесткой коррекции строгачом, собаки переживают сильнейший стресс – Яско даже заболел, пришлось его уводить с площадки. Догги пытается убежать, потом кусается, как остервенелый, за что получает довольно сильные оплеухи. В конце концов он просто закрывает глаза и повисает на шипах. Это своеобразный протест, но я стараюсь не дать ему возможности уйти в «состояние избежания». Мне безумно жалко несчастного пса, и я принимаю решение работать в более мягкой манере, но часто и подолгу, чтобы накопить навыков, а потом уже их «откорректировать». Жарко так, что «срывает башню». У Белогуровой тепловой удар – сосуды не выдержали. Вызвали «скорую».

Семинар по защите. Основные мотивации у защитной собаки: 1. Стремление схватить добычу (рукав, качалку), (добычный инстинкт). 2. Боязнь страха, боли, защита своей жизни (инстинкт самозащиты). 3. Стремление принадлежать стае, противопоставление конкурентам (социальный инстинкт). 4. Желание борьбы, желание конфликта (развиваются на основе трех предыдущих инстинктов). 5. Стремление защитить своего хозяина, свое потомство (защитный инстинкт). Всех «семинаристов» заинтересовали качественные характеристики защитных собак, о которых многие слышали, но имели довольно неотчетливое представление. Катя Вилкова постаралась удовлетворить наше любопытство и дала блестящие формулировки. Доминантность – стремление повысить свой статус, особенная способность держать давление и стресс. Натренировать или повысить ее нельзя. Жесткость – малая чувствительность к внешним воздействиям (боли, шоку, поражению), способность очень быстро восстанавливаться после давления. Смелость и мужество – качества, тесно связанные с уверенностью в себе. Смелая собака всегда сражается добровольно. Это природные характеристики. Злобность – природная агрессия на внешние раздражители. Высокий уровень злобности характеризуется трусливостью. Смелых собак с высоким уровнем злобности не бывает. Уровень злобности искусственно поднять нельзя. Уровень злобности – это адекватная реакция на внешние раздражители. Уверенность в себе – генетический признак, качество, зависящее от нервной системы животного и, частично, от его воспитания. Способность держать давление и нагрузки – природная особенность отвечать ударом на удар, зависит от жесткости, доминантности и уверенности в себе. В сочетании с уровнем природной агрессии является важным фактором для защиты. Управляемость – готовность к подчинению. Это качество можно развить. Хватка – главный критерий защиты, она должна быть полной, крепкой и спокойной. Теоретические выкладки чередовались с видеофрагментами, и занятие получилось интересным.

Защита начинается в 18-00, а в тени – 35ْ С. Догги на защите жары не замечает, его энергии можно только позавидовать. Сегодня работаем с парфорсом – отработка «облайки» в положении «сидеть». Пес видит фигуранта, стоящего в палатке. Длинный поводок пристегнут к строгому ошейнику, но его длина не позволяет дотянуться до желанной добычи буквально на пару сантиметров. «Видит око – зуб неймет» – разочарованный пес сам усаживается на хвост и нервно лает на «запретный плод».

Вечером рассказываем Ане, которая панически боится насекомых, страшилки про «бабочек-убийц».

22 июня. Выходной. Отсыпаемся, отъедаемся. Одним глазом посмотрели телевизор – неинтересно, отвыкли.

23 июня. Солнце с утра, жарко. Прокладываю два следа с копченой колбаской, пропускаю каждый второй и третий отпечаток. Собака работает неплохо, но колбасу только обнюхивает, в рот брать брезгует – по ней ползают муравьи, а Догги их боится. Вновь драка с Османом. Догги враждебен к кобелям, от которых за пять шагов веет агрессией (Хилтон, Осман, Навигатор). Дога Ленчика и американского бульдога Рича он не воспринимает как соперников – не замечает.

Занятия по послушанию перенесены с поля на площадку рядом с турбазой – там тень. Вновь «парфорсная терапия». Догги откусывается и потихонечку причитает. Обиженный до предела, он сорвал свою злость на Мухтаре, зонарном кобеле Сергея Старовойтова, который, проходя мимо, покосился на Доггину миску с водой. Металлический стол, к которому был привязан мой пес, оказался недостаточно тяжелым, он с грохотом поехал по асфальту, роняя по пути сотовые телефоны, стаканы (какие мелкие кусочки!) и прочую мелочь. Драчунов растащили, и Догги вновь отправился под стол растравлять свои обиды.

После обеда семинар «Электрошоковый ошейник и его применение в защитной дрессировке». Катя считает, что прежде, чем надеть такой ошейник на собаку, дрессировщик должен испытать его действие на себе. Она предложила нам пройти испытание. Добровольцев почувствовать «вибрацию и стимуляцию» почему-то не нашлось. Только после долгих уговоров Игорь и Женя, поеживаясь, нацепили на себя «орудие пытки». После того, как им понравилось, от желающих испытать сильные ощущения отбою не было. Правда Катя, как гуманный человек, включала «агрегат» не на всю мощность.

18-00. Защита. Догги пускают на обыск палатки без поводка, обнаружив Самофала, он самостоятельно садится и облаивает. Но Юре не нравится этот лай. Вместо сурового баса (или на крайний случай, убедительного баритона) из мощного собачьего организма вырывается какой-то писклявый тенорок. Фигурант пытается заставить пса хамить, стукая его пластиковой бутылкой по носу, но Догги лишь интеллигентно «дребезжит». В качестве поощрения за ударную работу – атака, «Фас», задержание, - и мы гордо уносим «трофей» (рукав).

24 июня. Следовая. Прорабатываем след (100 шагов) под контролем Кати. Все неплохо, только Догги слегка «кружит» на следу, не очень внимателен. В 11-00 последний семинар, который вылился в «разговор по душам» о спортивных и выставочных овчарках, о современных проблемах кинологии. В 16-00 Катя уехала. В 18-00 защита, обыск палаток. Догги делает все правильно, мы без замечаний уходим домой. В 22-00 – послушание. Мы впервые услышали дружные и искренние аплодисменты в свой адрес. Все было сделано на «ура»: и концентрация, и движение «рядом» (тоже сконцентрированное), и технические упражнения, и выдержка. У проводника обнаружен драйв – все приятно изумлены.

25 июня Следовая. Колбасы очень мало – все слопала Бриттания, «стырив» с окна заботливо припрятанные мной запасы. Кусочек на каждые 10 шагов. Догги почти не подбирает лакомство, но идет прямо по проложенному следу.

Послушание сегодня проводит Юра. Отрабатываем апортировку, Догги охотно несет апорт, но с увлечением его жует по дороге. Применяем парфорс, чтобы пес понял, что держать крепко – хорошо (не больно) и наоборот. Совет на будущее: не стоит использовать мягкие игрушки, они провоцируют жевание.

Весь сонный час потратили на поход по арсеньевским рынкам – сегодня у меня и Данилыча День Рождения, поэтому высоким начальством разрешено слегка нарушить «сухой» закон. Мы с Данилычем и Танюшкой купили мяса на шашлыки и Сангрии, ждем вечера. В 18-00 защита, а в 22-00 – послушание, которое ведет Белогурова. Отрабатываем подход к дрессировщику. Догги хорошо бежит на мяч и плохо на колбасу. Мяч на веревке – отличная мотивация.

Банкет начался в 24-00. Было все: цветы, подарки, стихи, добрые пожелания. А потом – танцы в дрессировочных костюмах при свете двух прожекторов, в белых лучах которых летают тысячи ночных бабочек. Танцы и байки старых собачников затянулись до самого утра, а ведь следовую на завтра никто не отменял.

26 июня. След с копченой колбаской. Догги немного петляет, но идет уверенно, лакомство иногда съедает, а иногда только обнюхивает. Занятия по послушанию ведет Нелли. Плотное удержание апорта в пасти, достигается суровым методом. Нелли играет роль «плохого полицейского», она душит кобеля удавкой, когда он ослабляет хватку. У меня роль «доброго полицейского», уговариваю «Держи» и нежно поглаживаю челюсти, погружая собаку в «Нирвану».

После обеда идет штудирование новых правил по IPO. Все в ступоре – глаза закрываются от недосыпа, уже привыкли дремать днем. Занятия до 18-00, а после – защита. Обыск палатки, а на закуску – лобовая атака. Юра доволен.

21-30. Послушание. Выдержка, концентрация, отработка плотного подхода, затем «играем». Ввожу собаку в драйв, а затем заставляю выполнить технический прием. Такие методы нам с Догги нравятся больше всего, и у нас все получается.

27 июня. Следовая. Два следа в 150 шагов по вареной колбасе. Ориентироваться очень трудно – кругом голое поле, каждый кустик наперечет. Два разрыва на след. В целом удовлетворительно, только иногда отвлекаемся (лягушки, птички, муравьи). После отрабатываем укладку на вещи. Догги усвоил, что на мочалки надо ложиться, но делает это чересчур вальяжно, медленно. Лекарство универсальное – парфорс.

Послушание. Выдержка 20 минут. Самостоятельно отрабатываем подход и технические упражнения. На шее – парфорс, за спиной – палочка-выручалочка (качалка). Игра прекрасно снимает стресс, который возникает при использовании строгого ошейника. Догги быстро восстанавливается, забывая о мелких неприятностях. Апортировкой занимаемся на длинном поводке, постоянно контролируя плотность удержания. Сегодня душить почти не пришлось – пес апорт держал крепко. После обеда лечим исколотую парфорсом шею. После экзекуции усталый пес спит крепким сном, да и я с ним за компанию. Защита. Нам вынесена благодарность за хорошую работу. Работы много: обыск палаток, облайка, лобовая атака. Догги отпускает рукав без команды, когда фигурант перестает «трепыхаться». В 23-00 – послушание. Сегодня на закуску безопорный прыжок через барьер. Напрыгавшись, мы с кобелем идем обрабатывать болячки. Ночью спросонок Догги застрял под кроватью и поднял дикий шум, пытаясь выбраться. Разбудил всех, пришлось включать свет и извлекать его оттуда.

28 июня. Сегодня следим на новом поле, по пояс заросшем густой травой. Немного помешал абориген с двумя моськами, которые лихо прошли по следу Норманна, собрав с него всю колбасу. Сегодня два следа по 100 шагов с разрывами влево и вправо. Догги отработал очень хорошо, ему нравится «Мяснофф», колбаска из кенгурятины, сделанная специально для собак. У пса сильно болят глаза – накусала мошка, они красные и гноятся. Едем домой лечиться. На послушании отрабатываем концентрацию при движении рядом, кружимся в вальсе по часовой стрелке и против, корректируя собаку коленом и строгачом. Лучше всего получается у каштанки Бени и овчарки Норманна. В перерывах между заданиями пасемся в зарослях земляники. На защите конфуз. При обыске палаток у собак выработался стереотип – обыскивать сначала левую палатку, потом правую. Сегодня схему поменяли. В результате собаки перестали понимать, чего от них хотят. Первый заход Догги отработал еще по старой схеме. Он сделал обыск, облайку, охрану фигуранта, задержание, конвоирование, лобовую атаку и вновь конвоирование. Главная проблема – движение рядом без поводка, пес кокетничает с фигурантом, забегает вперед и «строит глазки», многозначительно поглядывая на рукав. На втором заходе – ступор и два фальстарта. Вновь работали на длинном поводке. На третий пуск кобель, уже без поводка, сразу же ушел на правую палатку по команде «Ревир», за что получил от Юры немало добрых слов. На ужин не успели, да и не хочется. В 22-00 – послушание. Драйва никакого – все устали смертельно, и собаки, и люди двигаются как зомби. Немного «разгрузились», поиграв на сон грядущий в Дрессировщика и Собаку. Отбой в 1-00.

29 июня. Выходной. Встали поздно (как здорово!), поехали в город, там посетили замечательное заведение с вкуснейшими блинами, а вечером – сауна с маской на лицо и с зеленым чаем (кайф)!

30 июня. Всю ночь лил дождь, трава мокрая – след виден не хуже трамвайных рельсов. Догги прет как трамвай, почти не опуская носа. Задания с каждым разом все больше усложняются, сегодня 200 шагов с 4-мя разрывами. Собака великолепно ориентируется на месте разрыва, быстро и четко отыскивает продолжение следа, но на прямой частенько отвлекается. Приходится следить, чтобы нос не отрывался от земли (рывок за поводок, пропущенный под лапой и команда «Зух»!). В конце второго следа трава впереди угрожающе зашевелилась. Воображение тут же нарисовало голодную змеюку, поджидающую нас с Догги, чтобы плотно позавтракать. Пронзительный визг не прогнал неизвестного представителя местной фауны, сидящего в засаде, но зато собрал всех «следопытов», работавших в пределах слышимости. Виновницей переполоха оказалась громадная жаба, размером с приличную черепаху – черная, противная! Артем предложил сварить из нее суп, но предложение большинством голосов было отклонено. 9-00. Послушание. Если Догги знает, что за спиной игрушка, то вся программа раздела В выполняется азартно, с желанием, радостно. Небольшие недочеты (некорректная укладка, небольшое забегание при движении «рядом») даже не портят впечатление. Без качалки все намного хуже – теряется скорость, четкость и желание работать. Серьезно подумываю о способе пронести тряпичную «контрабанду» на испытания. Апортировку отрабатываем вместе с Нелли, она на длинном поводке корректно «подводит» собаку с апортом в зубах, а моя задача – поймать, усадить, погладить и отобрать. В награду – качалка и игра в «перетяжки». Движение и остановка по команде «рядом», плотный подход, технические упражнения – все это шлифуется и корректируется почти каждое занятие. На закуску – барьер и «горка». Преодолевая барьер, собака сама должна выбрать темп и момент прыжка, тогда край не будет задет. С удовольствием попрыгали, сходили на обед и вернулись. Сегодня сонный час отменяется – послушание до 16-00, а через час – защита. Мы – первые (работать в первой пятерке очень почетно, там, кроме нас, бульдог Рич, Осман, Яско и Норманн). Сегодня работаем по полной программе – весь норматив раздела С. Осталось четыре дня до испытаний, поэтому как-то не до шуток. Все лихорадочно пытаются «заполнить пробелы» в знаниях и умениях своих питомцев. В 22-00 – опять послушание. Занятия ведет Белогурова, поэтому и собаки, и дрессировщики выкладываются до конца. То и дело слышится любимое ругательство босса: «Не стой, как дохлая белка!». Почему именно белка, и почему дохлая, никто не знает, но уточнять никому не хочется (говорят, что в прошлом году дохлым представителем животного мира был опоссум, но Света не любит однообразия, и выражение видоизменилось в пользу пушного зверька русской национальности). На выдержке Догги спит крепким и здоровым сном, ему совсем не мешает Осман, выполняющий технические упражнения совсем рядом. Впрочем, Осе тоже не до драки, он так устал, что не «ведется» на подобные «внешние раздражители» и мечтает лишь о своем уголке рядом с хозяйской кроватью.

1 июля. Обычный день, наполненный работой до упора. С утра следим на пастбище, работаем так же, как и на настоящих испытаниях (след по квадрату со сторонами длиной в 100 шагов и с разложенными предметами). Пока я прокладывала маршрут, Догги попытался утопиться в глубоком и грязном ручье, рядом с которым был привязан. Спасла его Маша Храмова, прибежавшая на истошный визг и выудившая «утопленника» за ошейник. Попытка суицида была повторена кобелем неоднократно, вылавливать его из грязной воды было некогда, а привязать больше негде. Пришлось определить пса на выдержку, где он смирно провел время, необходимое мне для прокладки следа. Первый след был испорчен по моей вине – растеряла все ориентиры и не смогла найти место второго поворота. Правда Догги, шныряя по траве как попало, вывел прямо к флажку, которым был отмечен конец маршрута, но Нелли нам эту попытку не зачла. Второй квадрат был пройден блестяще, четко пройдены все повороты, обозначены (после напряженных размышлений) все предметы. Едва успели сменить промокшую насквозь одежду, «пригласили» на послушание. Парфорс снят, и Догги делает робкие попытки неповиновения. После очень убедительных «доводов» консенсус восстановлен. Репетируем конечный этап апортировки (удержание апорта и плотный подход). В 11-00 отрабатывается схема сдачи послушания (без собак). Хозяева на редкость беспомощны, чего же тогда ждать от животных? Тренер Белогурова отмечает все промахи, вплоть до лишнего шага, и безжалостно отправляет повторять схему заново. Надо сказать, такой подход к делу весьма убедителен, не прошло и двух часов, как все ученики выучили урок назубок. Сонного часа не было! 18-00. Защита. Не сразу отпускаем рукав по команде, но все остальное неплохо. 22-00. Послушание. Отработка приема «Фус» из фронтальной посадки. Догги многогранен: то он пытается сделать неуклюжий флип, то демонстрирует «крючок», то благонравно обходит вокруг меня и садится, «поедая» взглядом (демонстрируя предельную концентрацию). Нелли предложила остановиться на чем-нибудь одном – выбрали «крючок», он легче. 1-00 – отбой.

2 июля. Из-за жары послушание перенесли на раннее утро. 7-00. Отработка приема «Лежать» из бега. Для Догги эта команда не самая любимая, он должен повиноваться и принять позу подчинения, а кобелю нелегко с этим смириться. Нелли посоветовала скомандовать очень сурово, изобразив при этом злобную гримасу, оскалив зубы. Это необходимо, чтобы убедить пса, заставить его «поверить» в серьезность намерений. Не знаю, что убедило Догги – лицо Гуинплена или рев охотника на мамонта, который я научилась издавать, но ложится он до сих пор очень быстро. Апортировка через барьер и «горку». Плохо отработан навык прыжка назад. Играем в «догбол» с Таней Волошиной, перекидывая любимый дожкин мячик через «горку». Он увлеченно прыгает до тех пор, пока не обнаруживает почти такую же игрушку в зубах у Жасмин. Девиз Догги: «Легче отнять, чем заработать». В итоге – заработал хороших оплеух от Жаси, которая тоже не прочь размяться в драке.

Обедать не хочется (права была Белогурова), а в 15-00 – следовая. То ли от жары, то ли от усталости, но Догги отработал 300-метровый след отвратительно – отвлекался, петлял, на предметы смотрел задумчивым взглядом, даже не пытаясь их обозначить. И это за два дня до экзамена! 19-00 – защита. Начались проблемы с отпуском рукава. Аналогичные проблемы у многих – перед испытаниями и люди, и собаки переживают сильнейший стресс, все идет наперекосяк. 22-00 – послушание. В нашем лагере дискотека – фристайл с собаками. Догги прекрасно танцует под музыку, отрабатывая движение «рядом». Он «вальсирует», не сводя жадного взгляда с оранжевого мячика, выполняет все команды норматива весело, быстро, четко. Танцы увлекли всех, даже Данилыч с Яшей-Магаданским исполнили несколько грациозных «па». Лучшая пара – Игорь с Микой, которые элегантно танцуют танго с поворотами «кругом» и укладкой из движения. Вторым номером программы – «мочалкин блюз». Под нежные звуки музыки в воздухе летает мочалка, которую перекидывают друг другу люди в дрессировочных костюмах, а собаки лежат на выдержке, с удивлением глядя на этих сумасшедших. Догги, измученный тяжелым днем, под конец «танцевального вечера» позорно слинял с дискотеки, мечтая поскорее добраться до укромного уголка под кроватью. Вскоре все последовали его примеру.

3 июля. 6-30 – послушание. Прошли всю схему раздела В вместе с собаками. Результаты почти у всех не блестящие, все «косяки» вышли наружу. Догги отстает в движении «рядом» и на поворотах (без мячика спит на ходу), не сразу садится из движения, апорт приносит по дуге, жует. В 10-00 следовая, след пройден хорошо, но прогноз на будущее очень туманный. На защите неплохо, если сразу не орать «аус», то Догги секунд через пять отпускает сам. В 22-00 – небольшой банкет (День Рождения у Юры и Танечки Банщиковой). Танцы до упаду и шашлыки.

4 июля. Выходной день. На след вышли только желающие. Ими оказались Яра, Сандра и Догги (они правда не очень хотели, но их никто не спрашивал). След был нормативным, но Догги категорически отказался работать, ему мешали муравьи, хотелось пить, и он откровенно халтурил. Завтра испытания, и мне совершенно ясно, что сдача обернется провалом. Днем на территории лагеря был обнаружен щитомордник, он грелся на солнышке прямо рядом с креслом, на котором обожает сидеть босс. Представитель местной фауны был умерщвлен, но через три часа «аборигены», связисты, живущие в домике по соседству, притащили метрового полоза, явно желая напугать неугомонных соседей. Ничего не вышло, мы с Белогуровой отобрали несчастное животное и, прежде чем отпустить на волю, сфотографировались с ним на память. Вечером битва с мухами. Засилье этих тварей настолько действовало на нервы, что я начала охоту первой, затем бросила книгу Татьяна Волошина, заявив, что уничтожит насекомых больше меня. Пари было принято, и когда у нас на счету было уже по два десятка, не выдержала Галя. Водрузив очки на нос и жалуясь на слабое зрение, она соорудила мухобойку из газеты и приступила к делу с присущей ей основательностью. На наши азартные вопли прибежала Танюша Банщикова, она сразу же оценила ситуацию и без лишних слов вошла в команду. В процессе охоты мы выяснили, что агрессия не является нашим основным качеством, скорее преобладает инстинкт добычи, а внутренней мотивацией является потребность в отдыхе, чего мухам, естественно, не было известно. Когда на поле боя остались одни трупы – стало скучно. Сгоряча кто-то предложил открыть окно и запустить следующую партию, но здравый смысл победил, и мы завалились спать.

5 июля. День испытаний. Сюрпризов и разочарований он принес немало. На следовой многие собаки делали вид, что этот вид деятельности им совершенно незнаком, сказались безумные нагрузки последних дней. Догги вначале бодро потрусил по следу, четко прошел поворот, но на предметы смотрел, как баран на новые ворота, хорошо хоть останавливался перед ними. На последней прямой пес стал петлять, отвлекаться и с трудом дошел до финиша. Результат не обрадовал – 70 баллов.

На испытаниях по разделу В сюрпризы продолжались. Вопреки ожиданиям, Догги прекрасно прошел всю схему, двигаясь «рядом» почти безупречно, выполнил усадку и укладку из движения, миновал группу людей и подошел к апортировке почти без штрафных очков. Но здесь все и началось. Барьеров пес просто не заметил, принес апорт с видом денди, жующего сигару, безобразно отработал высыл, зато идеально проспал весь этап выдержки. Результат – 70 баллов.

Впереди самое легкое – защита, я уже заранее потираю руки, надеясь, что уж здесь-то мы реабилитируем себя. Но можно было бы догадаться, что Догги просто не может без сюрпризов. Обыскав первую палатку, пес на всех парах понесся ко второй, зная, что там его ждут, но вдруг резко затормозил, обнаружив странное белое пятно на траве, которого никогда там не было раньше (фигуранты отметили место, где должен стоять проводник, мукой, которая на мокрой траве расплылась и превратилась в тесто). Задумчиво обнюхивая незнакомый объект, Догги с трудом вспомнил, что у него дела в другом месте, и все-таки закончил упражнение, найдя и облаяв фигуранта. Побег и задержание прошли благополучно, и я уже начала надеяться, что все обойдется хорошо. Но не тут то было! Рассудив, что немного бдительности не помешает, кобель вновь азартно обыскал палатки, не обращая внимания на мой протест, и очень удивился, обнаружив, что там пусто. Потом, виновато заглядывая мне в лицо, он решил загладить вину, и с бравым видом преодолел «горку», которую несколькими часами раньше даже не заметил. Уже не надеясь на благополучный финал, посылаю собаку в лобовую атаку, и она блестяще справляется с задачей, демонстрирует хорошую, крепкую хватку и отпускает по команде рукав. Вы, наверное, уже догадались, сколько баллов мы заработали? Вы не ошиблись. Раздел С мы с Догги прошли с результатом 70 баллов! Многочисленные болельщики, хохоча над проделками четвероногого троечника, горячо поздравляли нас с первой победой. Норматив IPO 1, пусть не блестяще, но все же был сдан. Правда, самолюбие немного задето, ведь мы можем и лучше, но на сердце все равно праздник – цель, с которой мы сюда приехали, для достижения которой трудились из последних сил, достигнута. Конечно, впереди еще долгий путь совершенствования и шлифовки полученных навыков, но три незабываемых недели в дрессировочном лагере дали нам веру в свои силы и возможности, помогли преодолеть кое-какие заблуждения, а главное – сделали моего любимого пса РАБОЧЕЙ СОБАКОЙ! Завтра мы уезжаем во Владивосток, где нас ждет участие в выставке «Кубок РСВНО- 2003», но это уже другая история.


 

¹ Все на самом деле не так уж и страшно, просто основным приемом, с которого начиналось каждое занятие, и которому с большим или меньшим успехом мы пытались научить своих четвероногих «учеников», была КОНЦЕНТРАЦИЯ. Она и дала лагерю столь мрачное определение.

²  Нас – это меня и Игоря, который из Нерюнгри тоже ехал в лагерь вместе с двумя овчарками, добронравной Микой и шестимесячным сорвиголовой Вэлом.

³ Забегая вперед, скажу, что этот «Ноев ковчег» являл собой поучительное зрелище и жил в дружбе и согласии всю лагерную смену. Измученные за день собаки мечтали быстрее занять свой уголок под кроватью и редко вспоминали о природной потребности подраться. Ссоры бывали из-за косого взгляда в чужую миску, но особого вдохновения как-то не было заметно.


 

 

Design by Leia